Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Криминальное право, это не криминальное чтиво

Опубликовано 29.09.2017

Решение вопроса, начинается с правовых процедур. Но особенности национальной политики, ещё говорят, о парадоксах правового регулирования, что всё начинается с присвоения капитала. Использование законов криминального права, открывает криминальные каналы по всей последовательности, от действительности до всех возможных реальностей. Так проявлениям криминального права, правом дано право, находиться в любой среде измерений пространства. Потому что та криминогенность в среде, имеет место быть, когда есть правовая основа действия. А криминальное право, это механизм определённый правом. Или же трёх мерной технологией права. Уйти от закона по средству закона и следовать закону, несёт реверсивность понимания процесса права. А сейчас, под правом подразумевается только предполагаемый законодательством государства, режим нормативного поведения. Который даёт собой, не только аргумент действия системного права, но и располагает регламентом криминального права. Всё остальное, что находится вне предела досягаемости этого механизма регулирования правовых отношений, сбрасывается в криминал. Вот такие у нас правила, для права. Не хочешь как надо, будет по букве закона. Ни больше ни меньше, всё по честному. Со своей же стороны, этот метод, который сопровождается углублением в познании права. Отменяет приоритет юрисдикции над стоящего права, чем приводит к сокращению сферы своего влияния или объёма данных собственного интереса. Потому что у права, всего лишь два потока, если он не системный, тогда он криминальный. А когда между ними отсутствует взаимодействие, значит, тут нет права.

За столетия нарушения индивидуальных прав криминальным правом, накоплен значительный опыт его влияния, на общественное  сознание. Место хранения которого, находится в основе государства гражданское общество, в её структуре народ. Но только при том условии активации этой основы, можно получить доступ к этому знанию. Хотя криминальное поведение, испокон веков укоренялось в уклад жизни, и теперь такая манера отношений, считается незыблемой правовой единицей. А тот статус мнения общественности и государственности, равнозначен. Поэтому необходимая востребованность правоприменения и та цикличность правонарушения, предполагает правовые посылы. Позволяя обществу, самостоятельно осуществлять правовое регулирование. Поскольку основанием этому действию, служит юрисдикция вышестоящего объекта права, человечество. К которому, оно непосредственно принадлежит. И  подобное случается тогда, когда администрирование государственности на местах, отсутствует по вполне понятным причинам. Эта актуальность данного факта события, отражает настоящее юридическое повествование конституции. Затем в рамках общественного права, следует проявление этого начала, в общественное движение. Происходит естественная реакция общества, на бездействие тех самых органов государственной власти и утрату их властных полномочий. Но это обстоятельство не отменяет факта, где управление цивилизацией, определяется компетенцией её основы государственность. Так что государство, не может постоянно работать за счёт средств другой системы. А длительное нахождение под действием криминогенных влияний, даёт повод думать о их легитимности. Да о чём вы в самом деле, на местах женщина майор может себе позволить мерседес премиум класса. На что в Москве, мужчина в чине капитана уже располагает таким арсеналом средств. Просто тупо воровать под неприкосновенностью, многого ума не требует. Этой привилегией задаётся темп интеллектуального развития, для обратной стороны права. Представители которой, служат материалом для показателя статистики раскрываемости преступлений. От чего утрачивается тот самый смысл профессии, что несомненно влияет на квалификацию специалиста.

Ты сам игрок в своей игре, у тебя своя суверенная территория. На каждый вопрос собственной жизни, у тебя есть правовой ответ. Не следует кого-то лишать права выбора, принимая за него ответственное решение. Поскольку любое действие в интересах другого, не определяется ответной реакцией. Но служит основанием юрисдикции нравственных законов, криминальной отрасли права. Но тем самым чувствуя потенциал возможности, каждый обязан понимать, для какой цели развивать проявившиеся в нём эти способности. Потому что чтобы и дальше продолжать идти, не обязательно обременять себя дополнительными узами. Сначала это дело хорошее, а когда подходит время расчёта, уже их метлой не прогнать. Так что не следует вопрошать к параллельному миру о той помощи, где происходящее действие, влечёт такую заинтересованность. На то необходимые ресурсы имеются в наличии всегда. Их только надо не лениться просто взять. Не все эти технологии, предлагаемые представителями параллельного измерения реальности Вселенной, следует использовать. Так как не стоит забывать о том, что их постиг драматический опыт знания, который обусловлен физической и последующими смертями. А для того чтобы самому суметь скинуть бремя богов, или освободиться от влияния воли правовых основ  реальности. Прежде всего, следует отказаться от предрассудков и суеверий, взять ответственность за свои действия на себя. И потом, отпустить свои желания. Но тем не менее, как показала практика, многие страхи люди выдумали сами. Чтобы им сдерживаться в тех рамках своих иллюзий, понимания окружающего мира. И тем более глупо желать того, что и так уже происходит. Это необоснованно затратное занятие. Ведь боги, тоже получают свою долю проклятий.

Учёное сообщество института государственности образование и здравоохранения, фантазируя о бесконечности жизни. Но при этом, располагают только примитивностью развития способности своего сознания. Где их понятие жизни, не ассоциируется с движением в бесконечности. Тем самым насладившись всеми прелестями благ цивилизации, они оставляют за собой право на самоубийство. Для чего мечтать о том, что и так имеют уже сейчас? Но только в меньшем интервале времени и в ограниченных правовых рамках. Хотя  эти институты сами владеют той компетенцией в юрисдикции человечества, которая даёт понимание данного вопроса. Что сам факт бессмертия, это понятие юридическое, и оно не защищает от другого способа убийства. Поскольку только действия характерные для юрисдикции нравственных законов криминальной отрасли права, непосредственно влекут этот вид ответственности общественного права, как смерть по естественным причинам. Церковь такое поведение, называет смертными грехами. В России, грешники пока что защищены от смертной казни, существующим мораторием на её исполнение. И так должно быть, потому что конституционное право государства, опирается на индивидуальное право человека. А такая мера ответственности, является ни чем иным, как инструментом криминального права. Действие которого, сейчас блокировано, до полного внедрения в судопроизводство судов присяжных. То есть до того момента, когда общество само сможет решать, кого следует убить. Это такой своеобразный ответ государственной власти, на постоянные обвинения общественности, в не компетентности органов власти. Типа это ваши люди, принимайте сами решение. И за них сами берите на себя ответственность, в совершении тех преступлений. Но кто такое придумал? Что обязательства одной основы государства, должна выполнять другая его основа. В стране уже есть один законодательный орган, сотрудники которого не имеют профильного образования. Зато законы штампуют на любой вкус. На что им дали конституцию? Да ведь это же священный завет. Ну и как ею пользоваться? Как-нибудь разберёмся. А всё же ума только хватает на то, что можно по максимуму из этого несоответствия извлечь, в виде дохода и прибыли. И потом если масть пойдёт, утолить жажду власти. Вместо того, чтобы выявить в основном законе инструменты криминального права, и удалить из нормативного акта системного права чужеродные нормы закона. Хорошо было бы так, но они этого не понимают. Их работа навеяна мотивами обратной силы закона. А всё что они могут, это что-нибудь ужесточить, чтобы не повадно было. Или запретить, это вам не положено, по конституции мы элита. Поэтому государству, теперь позарез нужен  новый судебный орган, который будет в праве выдавать лицензию на отстрел хомо сапиенса. Сейчас такая в отчизне демократия, на американский манер, но с русским характером. Поистине мечты уголовника в действии.

Криминогенность среды, пронизывает государства и общество насквозь. Здесь факт коррумпированности в механизме исполнения  системоустройства государственного администрирования, предопределяет дискредитацию самой государственности, как одной из основ цивилизации. И по аналогии с энергетическим потенциалом, когда человек не в состоянии самостоятельно его реализовать, согласно закону сохранения энергии, за него это делают болезни. Поэтому, если же субъект права не компетентен осуществлять своё правовое регулирование, и вести свой делооборот. То вместо него, это осуществляет правовой механизм криминального права. Эта отрасль права, в государственном правоприменении отражает смысл запрета действия в среде системного права. И характеризуется восстановлением свойств его порядка. У неё также есть свои заслуженные деятели. Бродягам, по праву принадлежат эти жертвы. В том, что они своим поведением демонстрировали эффективность этого права, не поддавшись коррупционному влиянию со стороны общества и государственного аппарата власти. Но поскольку основной закон того государства, включал в себя весь инструментарий криминального права. От чего идеи института общества вора в законе, лежат в застенках лагерей исправления наказанием. Притом что отсутствует прецедент выражения этого явления у женщин, этим декламируется факт дискриминации в механизме исполнения наказания. Тем самым вор в законе, живет вопреки силы закона юрисдикции цивилизации. Где быть зэком, не является его основной обязанностью. Он вор, через него весть идёт. Его непосредственная задача, блюсти принцип законность, но криминального права. И основанием деятельности, ему служит общественная отрасль системного права. Так как общественный институт вора в законе, это и есть тот механизм уголовного преследования, субъекта права человечество. Который проявляется тут, как реакция на вторжение в юрисдикцию криминального права, со стороны тех представителей системного права, субъектов права цивилизации. Так что только таким способом, можно устранить препятствие в правовом регулировании государства. Конечно же можно будет предположить и то обстоятельство, когда раздираемый муками совести государственный чиновник, который вопреки своих конституционных гарантий, не свидетельствовать против себя. По воли долга, предстанет перед судом с повинной. Но это уже совсем другой случай, и уж точно другой компетенции стороны права. Что может оказаться тем вкладом в развитие наук криминология и криминалистика. И с такого вклада начинается правовое оздоровление. А приобретённый авторитет в обществе под эгидой этого права, незыблем.  

Слабому не знакомо сильное напряжение, но он знает силу слабости. Сопровождение воздействия влияния на поведение человека, определяет возможность принять решение, на соответствие интереса к жизни. Чем себя занять? Или ты уже занят жизнью? А потом  выбирается приемлемость модели поведения, на конечность подхода. Есть ли в этом ощутимость жизнеприсутствия? И то владение виртуальным искусством контроля, позволяет определить. Что среда благоприятствования, находится только в пределах действия скафандра. А всё что дальше, есть агрессивная среда, если нет гарантий над стоящего субъекта права. Тем самым открыв карты или играя в открытую, приобретаешь право вскрывать масти. Но погружение в транс персональной памяти, открывает глубины родовой линии. Способ построения отношений с близкими, не всегда выгодный для себя. Поэтому, нужно сделать переход на официальные отношения. И этим снять семейные оковы. Месть дело возмездия, а твоё дело терпение. С сявками не надо сявкаться, а то сам сявкой станешь. Или как говорит медицинское наречие, с патогенными проявлениями не церемонятся, а функционирование норм права в правовом поле, предоставляет возможность, пересмотреть подход к правовым атрибутам. В свою очередь криминальность среды в социуме, это прямая заинтересованность коррумпированных слоёв структур государственных органов власти. У людей, работающих в органах государственной власти, со временем притупляется ассоциативность с гражданским обществом. А от влияния привилегий, они начинают игнорировать общественно-правовые и экономико-правовые интересы. Хотя само по себе государство трёх мерная технология, построение действия которого, определяет понимание триединства и присутствия в нём. Но те органы государственной власти, на основании элитарности приоритета права, ведомые корыстным интересом, возложили на себя функции правового статуса вора в законе. И аргументируется всё это, дозволенностью доступа средств государственного администрирования. В результате чего, каждый государственный строй владеет инструментами права обратной силы закона. Вот собственно поэтому, для урегулирования конфликта правовой ситуации во всём мире, нужна квалифицированная помощь со стороны. А для дальнейшей реализации права, должно быть правовое основание, которого тоже до сих пор, в мире ещё не было. Тем не менее основой право, определяется как раз то условие необходимое для взаимодействия, между сторонами процесса права. И проектные данные этой технологии, обусловлены правом авторства. При этом реализация проекта основ цивилизации, является компетенцией института деловой оборот. Где начало этого действия сопровождается декриминализацией экономических отношений, в секторах экономики. Что требует соответствия по правилу систематизации и автоматизации процесса в системе. Но союз своим безумием общественной мысли, кое-что подготовил. Поэтому сейчас в современной структуре государственного устройства, деловые агенты работают в тех рамках обеспечения взятки и коммерческого подкупа. А легальность своего поведения, они объясняют спросом общества. Всё это конечно не имеет отношения к деловому влиянию делового оборота. И тем более в экономике, определяется как её криминальный интерес. Так что в нулевые годы тот самый деловой оборот, уже произвёл определённый правом фронт работ, и правовое поле государства было готово принять, те  законы о закупках и противодействию коррупции. Поскольку в экономике у агента делового оборота, контроль ситуации, пятьдесят процентов плюс одна акция. Так как эта гарантия права, называется монополия экономики.  

Красноярский край, это территория тайги и Краслага, где приоритетно общественное право и криминальное право, соответственно. А бичёвник, это повсеместное явление в государстве, которое управляется юрисдикцией криминального права. От сюда следует, что в современном государственном устройстве, применять, а тем более использовать индивидуальное право человека, без личного криминального таланта, не предоставляется возможностью права государственности. И в этом случае, как нельзя к стати и уместно выражение: "Что воры моё, то моё". А политическое наследие и общественный диссонанс, способствуют этому. Получается парадокс правового регулирования, так как конституция государства основывается именно на этих правах. Но с какого времени стало стрёмно или в западло, общаться на языке понятий в народе. Воровской кодекс, всегда вступал в хозяйский компромисс. Потому что хозяин и есть тот, кто владеет технологией обеспечения жизнедеятельности, не супермаркет или ресторан, а именно он. Общество всегда для возобновления функционала механизмов государственного администрирования, в стратегию развития системы, включает те рычаги криминального давления. После чего непременно должны следовать оздоровительные мероприятия. Устанавливая криминальные законы в механизм правового регулирования, органам государственной власти следует адекватно понимать. Этим оборотом права представители слоёв населения, в свою очередь будут с двух сторон обеспечены. И злоупотребляя теми нормами государственного права, при этом игнорируя общественный закон. Начнут требовать от государственности, исполнения ими установленных гарантий. Само присутствие под знамёнами криминального права, должно иметь веские аргументы, в противном случае правовые механизмы  действуют в интересах отраслей права. Тем самым, сейчас в стране чиновники и бабы, стали криминальными авторитетами, которые ходят под государственной крышей, руководствуются законами нравственности. Сидят себе на тёплом месте под горячительным, да поносят всё на чём свет стоит, и плюют на какие-то там этические законы. Под натиском благ цивилизации, общество человечества стало относиться к нравственным поступкам, снисходительно. Комментируя ситуацию, следующим образом: "Вот такое поведение в рамках норм общественной морали, а если это так, будет перебор и оно уже безнравственно". Поэтому воровское движение, всегда служило противовесом для коррупционной составляющей государства и общества. За криминальным правом начинается действие  права загробного мира, но само влияние этого права продолжается. Тем не менее, отказавшись осуществить правовую интеграцию  технологий процесса основ системы цивилизации. При наличии всех тех технических и экономических составляющих. Все обрекают себя на обратный ход события, который отвечает интересу реальности Вселенной. Хотя Физическое измерение пространства, кроме этого, включает регламентацию хода события. А поскольку если здесь никого не останется, тогда и там всем не на что будет жить.